История строительства Массандровского дворца

Легенды Крыма

Строительные и отделочные работы неспешно продолжались. От прежнего впечатления суровости бушаровской постройки не осталось и следа. В соответствии с духом времени архитектор приказал стесать серый камень старого здания и облицевать его светло-желтой метлахской плиткой. На ее фоне контрастно выделялись массивные блоки руста и красивые резные картуши из крымского известняка, добытого совсем рядом в каменоломне Массандры. Таким образом, почти не увеличивая в объеме существующее сооружение (это соответствовало желанию заказчика), Месмахер развил первоначальный архитектурный замысел Бушара в сторону большей декоративности и живописности, что отвечало требованиям историзма в архитектуре второй половины XIX века. Он как бы одел прежний каркас в богатый пластический убор. Архитектор сохранил средневековые детали старой постройки и ввел много ренессансных и барочных элементов, главным образом за счет каменного декора. В окончательном варианте дворец приобрел характер архитектуры раннего французского барокко стиля Людовика XIII.

Месмахер стремился удовлетворить возросшие требования дворцового обихода, как он сам об этом писал. В связи с этим он решает почти полностью, сохранив весь объем бушаровского дворца, в торцовых южном и северном фасадах, сделать небольшие пристройки, в которых он и разместил просторные и светлые ванные комнаты царских особ. Ванную Императора архитектор оформляет великолепными голландскими керамическими плитками, а в ванной императрицы, отделанной красным деревом, двери и створки шкафов и туалетных столов украшает изящными росписями, выполненными акварелью по дереву (в технике довольно сложной и редко встречающейся в оформлении интерьеров).

Несмотря на незначительные перестройки, внешний облик дворца сильно изменился. Это было вызвано прежде всего смещением композиционных акцентов в планировке архитектурных объемов. В раннем дворце в восточном фасаде главную роль играли две средневековые башни, выступающие на гладкой стене. Теперь Месмахер, пристраивая на первом этаже вестибюль и прихожую на втором, создает центральный ризалит, превышающий объемы соседних башен. Он завершает его могучим фронтоном с резными барочными украшениями и флагштоком.

В ту пору подъехать к дворцу можно было только с восточной стороны. (Дорога, подводящая ныне к западному фасаду дворца, была проложена позднее). Для того, чтобы сделать этот главный фасад более торжественным, Месмахер строит здесь красивую, закругленную в плане лестницу, как бы охватывающую центральный ризалит широким маршем ступеней. Южную башню с четырехскатной кровлей (у Бушара она была небольшой), он поднимает над уровнем крыши и, подчеркивая ее главенствующее положение, завершает медной позолоченной фигурой двуглавого орла, который был виден изо всех точек Ялты и ее окрестностей.

Связь с традицией южнобережной застройки подчеркивалась большим количеством балконов, террас, галерей, наружных лестниц, с ажурными решетками и балюстрадами, которые буквально опоясали западный фасад дворца, открыв доступ к солнцу, воздуху, природе.

Типичный для Южного берега интерес к силуэту и виду крыши выразился в ее особенно живописной форме. Разнообразная по высоте и профилю кровля, выложенная в традициях французской архитектуры чешуйчатым графитным шифером, красиво оформленная мансарда, дымовые и вентиляционные трубы и разнообразные украшения: фронтоны, картуши, вазы, ажурные решетки и балюстрады, все это составило удивительный по красоте и великолепно вписавшийся в окружающий ландшафт облик дворца, словно волшебством перенесенного из детской сказки Шарля Перро в другую страну.

Но если в стиле Месмахер неуклонно следовал известному образцу, импровизируя на тему раннего французского барокко, то в конструкциях и в отделке использовал новейшие материалы и достижения техники, намного опередив в этом своих современников.

Прочность и долговечность сооружению должны были обеспечить тщательно продуманная система дренажа, железные балки, введенные в межэтажные перекрытия и цельнолитые бетонные своды. Дворец оборудовали паровым отоплением, электрическим освещением, в стены искусно вмонтировали мощную и до сих пор хорошо действующую систему вентиляции.

Все инженерные работы осуществлялись по проекту и под непосредственным наблюдением профессора С. Д. Лукашевича, в течение многих лет сотрудничавшего с Месмахером в сооружении петербургских зданий и дворцов.

Дворец в Массандре стал лебединой песней архитектора, последней его постройкой в России. Сюда были вложены весь его опыт, огромные знания в области истории искусства, его умение достигать синтеза, как в самой архитектуре, так и в каждой мелочи убранства.

В музее Академии художеств в Петербурге хранятся эскизы и проекты оформления Массандровского дворца, их сотни: рисунки мебели, обивочных тканей, изразцов, наброски декоративных росписей стен и плафонов, резных и лепных украшений, даже определен порядок размещения вещей в интерьерах. Каждому из помещений, будь то столовая, кабинет императора или императрицы, опочивальня, придан свой собственный выразительный художественный образ, соответствующий той или иной эпохе французской архитектуры: романской, готической, барокко, рококо, классицизма.

В оформлении использованы разные породы дерева, сложная рельефная резьба и лепка. Холлы и коридоры облицованы красочными изразцами, некоторые двери представляют собой настоящие панно, выполненные в технике выжигания по дереву. Отдельные створки имеют роспись акварелью, закрепленную особым способом.

Даже утратив в процессе неумелой эксплуатации часть своей отделки (в частности, изумительную роспись стен и плафонов), дворец все равно продолжает производить неизгладимое впечатление. Этим он в значительной степени обязан мастерам-производителям (в первую очередь О. Э. Вегенеру) и ученикам Месмахера, которые воплощая его замысел, оформляли дворец. Кроме того, к отделке привлекались известные петербургские художественные фирмы, приобретшие большой опыт в процессе создания многих архитектурных сооружений северной столицы.
Лестница

Добавить комментарий